Шмарн, или кайзеровский омлет


Император остановил коня и огляделся. Уже смеркалось, а он, кажется, заблудился. Властитель Австрии улыбнулся, слегка нагнулся и похлопал коня по шее.
- Ну, куда поедем?
Гнедой красавец недовольно фыркнул и остался стоять на месте.
- Ничего, - Франц-Иосиф еще раз потрепал Фердинанда. - Я подожду. А ты давайка ищи дорогу домой. Тоже, небось, проголодался? К удивлению наездника, конь направился в тот самый лес, из которого они только что выехали. Впрочем, хозяин привык доверять интуиции Фердинанда. Тот, хоть и не любил торопиться, но ошибался редко.
Император усмехнулся: за много лет правления он, видимо, не только своих подданных, но даже животных приучил к обстоятельности и неспешности. Но, как известно, нельзя предусмотреть абсолютно все: беспрекословное послушание иногда может оказаться совсем некстати. Как сегодня, например: его и искать-то бросятся в лучшем случае дня через три. Решат, что император хочет побыть один, поразмышлять, так сказать, о судьбах нации. К тому же дворцовая свита наверняка заметила, что в последнее время их обычно мягкий: кайзер явно не в своей тарелке: то раздражителен и злобен, чересчур равнодушен.

Все началось со странного письма, которое вручил ему камердинер несколько дней назад. На конверте не было обратного адреса, но послание вместе с другими легло на стол Франца Иосифа: император славился тем, что знакомился со всеми прошениями поступающими на его имя.

Письмо было написано по-французски и сопровождалось неслыханной по своей дерзости фотографией: совершенно обнаженная императрица забавляла игрой на лире.
'Уважаемый сэр! - Обращался к высочайшей особе неизвестный автор. - Имею честь направить Вам снимок Вашей супруги. Этот кадр лишь малая толика коллекции, которая должна поступить в продажу. Думаю, что Вашему Величеству было крайне неловко, если бы эти портреты наводнили Австрию. Поэтому я заручился согласием фотографа уничтожить все негативы и сжечь все снимки в том случае, если в течение 14 дней на имя господина Кателли, Амстердам
до востребования, поступит сумма в размере 30000 франков. В противном случае и при попытке выяснить личность фотографа коллекция незамедлительно поступит в продажу, в том числе и на улицах Вены'.
Конечно, Франц-Иосиф сразу распознал грубый обман. Лица изображенной на фотографии женщины и его дорогой Сисси, конечно, были похожи, но довольно пышное и слишком молодое тело не могло принадлежать его супруге.
Конверт с письмом и фотографией был незамедлительно доставлен императорским курьером в полицию. Расследованием дела о шантаже высшего лица в государстве занялся старший инспектор Альберт Штеллинг, известный своей мертвой хваткой. Штеллинг срочно выехал в Амстердам, откуда письмо было доставлено в Вену, и теперь император с нетерпением ждал его возвращения.

Франц-Иосиф слегка натянул поводья, и Фердинанд послушно остановился. Умный конь хорошо чувствовал своего хозяина и понимал, что тот не в настроении и лучше не сопротивляться.
...Император с неприязнью припомнил, как, увидев непристойный снимок и не сомневаясь, что на нем изображена не Сисси, он на какое-то мгновение пожалел, что супруга не может похвастать таким же молодым и пышным телом. И сейчас Францу Иосифу было неловко за эти мысли.

Императрица уже давно изводила себя различными диетами, которые хотя и помогали сохранить стройность фигуры, но истончали и старили и без того чувствительную кожу.
...Фердинанд заржал, и наездник встрепенулся. Лес кончился, впереди лежало покрытое первым снегом и освещенное луной поле, за которым просматривались очертания небольшого хутора.
- Молодец! - император слегка поддал шпорами. -Теперь давай поторопимся. Ты не представляешь, дружок, как мне хочется есть! Конь припустил рысью, и скоро они въехали во двор, окруженный постройками. Франц-Иосиф огляделся - судя по всему, особым богатством хозяева не отличались, но среди зажиточных себя числили. Император спешился и пошел к дому в то время, как Фердинанд уверенно направился к конюшне, из которой раздавалось приветственное ржание.
В доме замерцал свет, заскрипели засовы, тяжело отворилась дверь, и на пороге появилась заспанная хозяйка. - Кто тут? - пророкотала она необычно низким для довольно хрупкой женщины голосом. Потом, видимо, узнав знаменитые усы императора, ойкнула и грохнулась на колени. - Ваше величество! — запричитала она. - Какая радость, ваше величество! Император разгладил усы и улыбнулся - искренняя любовь простых людей не могла не радовать.

- Как тебя зовут? - спросил он как можно мягче.
- Магда, ваше величество! Мария-Магда-Луиза, но все меня зовут просто Магда!
- А хозяин твой где, Ма-рия-Магда-Луиза?
- В Вену уехал, ваше величество, на рождественский базар, завтра вечером обещал вернуться.
Она отступила и, продолжая кланяться, пригласила знатного гостя войти. Убранство дома производило гораздо более жалкое впечатление. Пока он осматривался, Магда успела дать Фердинанду овса и принялась что-то собирать на стол. И хотя есть хотелось ужасно, Франц-Иосиф попытался остановить ее:
- Не хлопочи, хозяюшка. Сейчас отогреюсь, конь мой поест, и мы отправимся. Только вот заплутали мы, не сочти за труд, укажи, как до дворца доехать.
- Конечно, ваше величество! Это совсем близко, ваше величество! Полчаса на быстром коне, ваше величество!
- Ну, мой конь, положим, не больно-то и быстрый, но за три четверти часа, думаю, доберусь, - прикинул Франц-Иосиф.

Чуть оправившись от смущения, хозяйка быстро ставила на стол все, что нашлось в доме: бутыль с вином, пышную булку (в столице их называли венскими), прокопченный до дымового запаха окорок. И продолжала копошиться возле большой деревенской плиты. - Что ты там кулинаришь, Мария-Магда-Луиза? - разомлев от тепла и аппетитных запахов, поинтересовался Франц-Иосиф, едва сдерживаясь, чтобы не схватить кусок булки или окорока.
- Омлет, ваше величество!
Император усмехнулся. Его раздражали иностранные слова, но услышать здесь, в лесу, новомодное название 'омлет' от женщины, явно не знающей, чем это блюдо отличается от простой яичницы, было забавным. Значит, его народ старается не отставать от столицы. Наконец блюдо было готово, и Магда, едва живая от волнения, поставила его перед императором. Хотя женщина и взбивала яйца, омлет явно не получился. Император поднял глаза и растрогался, заметив, как по ее лицу текут горячие слезы. На сковороде лежали странные прожаренные кусочки, аккуратно уложенные друг с другом. Ни слова не говоря Франц-Иосиф приступил к еде. Блюдо оказалось не только необычным, но и на удивление вкусным. Как нельзя кстати пришлась и венская булочка, придавшая омлету особую прелесть.
- Так как же мы эту замечательную яичницу назовем, хозяюшка? - спросил император.
- Шмарн, ваше величество Рубчики!
Слезы моментально высохли, и глаза женщины светились радостью от того, что блюдо понравилось.
- А булку тоже сама пекла? - уточнил император.
- Само собой, ваше величество. Может, еще чего желаете? - пыталась угодить хозяйка.
- Ты напиши свои рецепты, я во дворец отвезу, пусть весь двор твою стряпню попробует, - распорядился Франц-Иосиф.
- Это огромная честь для нас, ваше величество, сию минуту будет исполнено.

Путь до дворца преодолели быстрее чем думали - хорошо поевший Фердинанд проявил необычную прыть, и уже через полчаса император входил в свой кабинет. Подошел к стеллажу и снял недавно поступившую книгу по искусству фотографии...
Когда инспектор Штелл вернулся в Вену, первым делом, не заезжая домой, отправился во дворец. Император принял его сразу и даже предложил paзделить с ним пахнущий корицей и гвоздикой императорский кофе.
- Докладывайте, - произнес Франц-Иосиф.
- Оригинал фотографии был изготовлен в амстердамском фотоателье Van Rooswinkel & Со, - начал свой отчет инспектор. - Оно уже успело выпустить целый набор с изображением обнаженных женщин, играющих на различных музыкальных инструментах. Владелец ателье утверждает, что недавно несколько снимков купил торговец детскими игрушками некто Иосиф Киевитс. Мы сравнили почерк коммерсанта и анонима. Эксперты уверены, ваше величество, что именно этот Киевитс и есть разыскиваемый преступник. Дело в том... - Штеллинг замялся.
- Что такое? - император подался вперед. - Вас что-то смущает?
- Дело в том, ваше величество, - Штеллинг явно старался подбирать слова, - что фотографии, обнаруженные нами в Амстердаме, идентичны тем, что получили Вы, но есть одна нестыковка: ни одна из изображенных на них девушек не похожа лицом на императрицу... - А вот здесь, - Франц-Иосиф не дал Штеллингу договорить, - кажется, и я смогу помочь сыску.
Император взял со стола лежавшую книгу и, открыв ее на заложенной странице, протянул инспектору. В статье рассказывалось об искусстве фотомонтажа.
- Знаете, мой дорогой Штеллинг, кто подсказал мне это удивительное решение? - спросил император, когда тот дочитал статью до конца. - Простая австрийская крестьянка, которая сотворила для своего императора фантастическое блюдо, названное ею шмарн...
И Франц-Иосиф рассказал Штеллингу, как именно эти, сложенные наподобие мозаики кусочки хрустящего омлета натолкнули его на мысль о фотомонтаже, с помощью которого, возможно, и был сфабрикован фривольный снимок.
- Нет слов, я восхищен, ваше величество! Наконец-то все разрешилось. - Штеллинг склонился в поклоне. - Только один вопрос, если позволите.
- Пожалуйста, инспектор, - согласился император.
- Меня гложет любопытство, ваше величество, вы будете и дальше изучать искусство фотографии или заинтересовались им только в связи с нынешним приключением?
- Не только, Штеллинг, - Франц-Иосиф поднялся, давая понять, что аудиенция окончена. - Я намерен лично проверять качество и съемку всех официальных портретов.

Кайзеровский омлет

  • яйца 2 шт.
  • сахар 1 ст. л.
  • мука 1 стакан
  • молоко две трети стакана
  • сливочное масло 1 ст. л.
  • изюм без косточек 1 ст. л.
  • корица молотая четверть ч. л.
  • сахарная пудра 0,5 ч. л.

Молоко, взбитые яйца, сахар и муку хорошо перемешать. На сковороде растопить масло и осторожно вылить подготовленную массу. Когда низ омлета поджарится, добавить изюм и корицу, перевернуть на другую сторону и с помощью двух вилок разорвать омлет на кусочки, после чего зажарить до хруста. Перед тем как подавать на стол, посыпать сахарной пудрой.

Венская булка

  • мука 4 стакана
  • молоко 0,5 стакана
  • дрожжи сухие 1 ч. л.
  • сахар 2 ст. л.
  • сливочное масло 3 ст. л.
  • яйца 2 шт.
  • мармелад 150 г
  • сахарная пудра 1-2 ст. л.
  • соль щепотка

Муку горкой высыпать в миску, сделать воронку и тонкой струйкой влить теплое молоко, в котором предварительно растворить дрожжи, сахap и масло (2 ст. ложки), добавить яйца, соль и замесить тесто. Вымешивать до тех пор, пока оно не перестанет липнуть к стенкам миски. Мармелад нарезать кубиками. Подготовленное тесто поставить (примерно на час) в теплое место, Когда тесто подойдет, раскатать его в пласт толщиной 1,5 см, разрезать на четырехугольники и в середину каждого положить мармелад, плотно соединить края и сбрызнуть растопленным маслом (1 ч. ложка). Уложить на смазанный маслом (1 ч. ложка) противень швом вниз, накрыть льняным полотенцем и снова поставить в теплое место, чтобы тесто еще немного подошло. Выпекать в разогретой духовке (180-200 градусов) до золотисто-коричневого цвета (примерно 30 минут). Готовые булочки посыпать сахарной пудрой и теплыми подавать к столу.

Императорский кофе

  • молотый кофе 10 ч. л.
  • вода 1 л
  • коньяк 0,5 стакана
  • гвоздика 6 бутончиков
  • корица молотая 0,5 ч. л.
  • тертая цедра 1 лимона

В металлический или керамический кофейник вылить коньяк, положить гвоздику, корицу и цедру. Перемешать, поставить на слабый огонь, немного подогреть, после чего аккуратно влить горячий кофе, приготовленный отдельно: кофе залить холодной водой и довести до кипения. Больше не перемешивать и подавать к столу.


Владимир Креславский
Источник: 'На Здоровье! Просто, вкусно, полезно!'



Подписывайтесь на «Кулину» в Яндекс.Дзене и Telegram





 Версия для печати








Следите за сайтом на Яндексе
Установите виджет Kulina.Ru на главную страницу Яндекса
 
Лучшие рецепты с фото с доставкой
Подписаться