Сладкая западня для Чаплина


Последние годы Чарли избегал фотоаппаратов. Тот, кого камера любила, как никого другого, стеснялся теперь предстать перед ней немощным стариком. Только однажды, когда его в швейцарском Веве навестила Софи Лорен, он позволил приехавшему вместе с кинодивой фотографу сделать несколько снимков.

- Только по пояс, - ворчливо наставлял Чарли, - размытый фон, а синьора Лорен будет так добра, что присядет со мною рядом. Даже сейчас, будучи пожилым человеком, великий Чаплин занимался привычным делом - ставил кадр.

- А можно мне поснимать за обедом?
Чаплин насупился:
- За обедом нельзя, - но, смягчившись, добавил: - а вот с бокалом вина снимайте!
Лорен посмотрела на Чаплина с недоумением, и тот пояснил:
- На фотографии не видно, что за вино мы пьем, а на столе обязательно кто-то постарается распознать то или иное блюдо.
- И почему же это надо скрывать?
- Чтобы не дразнить зрителя, София. Я так долго перебивался на овсяных лепешках, что хорошо знаю, как брунсли, хюхли и крепфли раздражают недоедающего бедняка.
Хотя Лорен и сама происходила из небогатой семьи, подобная щепетильность мастера ее удивила:
- Но ведь сейчас семьдесят пятый год, Чарли! И я уверена, что даже ваша гувернантка может позволить себе купить сотню грамм самого изысканного десерта!
Тут жена Чаплина Уна, до сих пор лишь наблюдавшая за перепалкой между мужем и его гостьей, решила вмешаться:
- Не слушайте его, Софи! Не о зрителях он думает, а о том, что за столом будет заметно, как он поправился!
Чаплин, шутя, погрозил Уне пальцем, но она продолжала:
- Я его былое безденежье здесь в Швейцарии каждый день ощущаю! Как вы думаете, чем он занимается по утрам?
Лорен пожала плечами:
- Гимнастикой?
- Вы слишком хорошо думаете о своем кумире! Чарли спускается на кухню и проверяет, сколько и чего кухарка собирается расходовать на обед. Не дай бог наша верная Марта положит в брунели немного больше шоколада, пудры или миндаля - тут такое начнется!
- На самом деле, как бы хорошо Марта ни готовила, десерты она чувствует не до конца, - вмешался актер. - Фондю у нее - вне всяких похвал. Сырный суп получается совсем неплохо, впрочем, его и испортить нельзя. Соусы удаются. А вот брунели или саварен... - Чаплин едва заметно скривил губы. - Женщины их не чувствуют, и потому нужен глаз да глаз. Вы считаете, что пирожные, чем они слаще, тем лучше. А я считаю, - Чаплин приподнял вверх указательный палец, - что сахар способен перебить даже самый изысканный вкус! Впрочем, - он сделал паузу, - у меня в подтверждение этого есть и своя история.

- Вам известно, Софи, что меня всю жизнь обвиняли в чрезмерной любвеобильности. Это в Европе уже в начале века нравы были довольно свободными. А в Америке с ее искусственным пуританством одна-единственная любовница могла положить конец даже самой успешной карьере. До поры до времени мне удавалось гасить скандалы, заключая браки, а при разводе платя отступные, способные осчастливить даже Ротшильдов или Фордов. При этом, как правильно заметила Уна... я чрезвычайно, до умопомрачения любил сладкое! Возможно, сказывалось полное лишений детство, не знаю, мне же всегда нравилось другое объяснение: чем больше любишь сладкое, тем больше неудержим и любовный пыл. В общем, слава любовника меня не раздражала, а только подталкивала к новым подвигам.
Лорен посмотрела на жену мастера, но та слушала мужа с умиротворенной улыбкой женщины, которая уверена, что теперь он если и грешит, то только на словах.
- Так продолжалось до той поры, пока я не приступил к съемкам 'Малыша'...
Чарли сделался серьезен, будто то, о чем он собирался рассказать, удовольствия ему не доставляло. Тем не менее продолжил: - Напротив киностудии располагалась кондитерская Макмюррей, и я заходил туда каждый раз после съемок. Не могу сказать, что она выделялась каким-то особым выбором - ну, там сандвичи разные, молочные коктейли, печенье, какой-то жутко приторный торт, яблочный пирог... Его они делать никогда не умели, но не это главное. Я тогда искал малышку для проходной роли. Мне хотелось найти особенную исполнительницу - ни в коем случае не актрису.
И вот однажды в кондитерской на глаза мне попалась дочка хозяина Лиллит. Девочка была то, что надо: пухленькая, но ладненькая, с длинными темными волосами и огромными, почти в пол-лица глазами. Мне было тридцать пять, ей пятнадцать, но уверяю, тогда еще я не достиг возраста, когда тянет на молодых! - Озорно посмотрев на жену, он добавил: - Это случилось много позже, Уне, когда мы познакомились, было восемнадцать, - и продолжал: - Отсняли мы весь материал, роль Ангелочка у Лиллит вполне получилась, в последний день устроили вечеринку... И вот, когда гости уже почти разошлись, а я, не чуя под собой ног и довольно много выпив, вернулся в кабинет, не в силах добраться до дома, обнаружил в этом самом кабинете обнаженную дочку кондитера. Что было дальше - не помню, а когда проснулся, надо мной стояло все семейство Макмюррей с требованием жениться на их несовершеннолетней дочери.

Видно было, что вспоминать Чаплину нелегко, и Уна попыталась его ободрить:
- У тебя не было другого выхода.
- Нет, был! - Чарли даже пристукнул по подлокотнику кресла. - Ничего бы такого не случилось, если бы я не напился как свинья! Иногда в его речи пробивался жаргон лондонского Сохо, на котором он если и говорил, то лишь в раннем детстве.
- Потом были свадьба, непонятно от кого взявшийся сынок, развод и 625 тысяч отступных. Но с того времени, - Чарли сделал театральную паузу, - я терпеть не могу сладкого!
Женщины рассмеялись, а когда смех утих, Лорен поинтересовалась:
- А как же знаменитые чаплиновские брунсли?
- Да-да, как же брунсли?! - поддержала ее хозяйка дома.
- А брунсли, - оперевшись обеими руками о кресло, провозгласил Чарли, - это не сладости, это миндаль! - И чтобы женщины поняли его правильно, уточнил; - Потому-то я и ругаюсь с Мартой! Не сахар туда надо класть и шоколад! А миндаль! Больше миндаля! Он-то и дает ту самую горчинку, что по достоинству венчает даже самый изысканный обед!

Чаплиновские брунсли

  • сахарная пудра 2 стакана
  • яичные белки 4 шт.
  • миндаль очищенный 0,5 кг
  • горький классический шоколад 100 г (1 плитка)
  • вишневая наливка или ликер 1 ст. ложка
  • корица молотая 1 ч. ложка

Миндаль измельчить, шоколад натереть на мелкой терке, все смешать. Белки взбить в крепкую пену, ввести сахарную пудру и вишневую наливку, продолжать взбивать. Затем добавить шоколадно-миндальную смесь и корицу. Полученную массу хорошо перемешать, раскатать в пласт и вырезать с помощью формочек печенье. Выложить на смазанный сливочным маслом противень, поставить в разогретую духовку (150 градусов) и выпекать 30-40 минут. Готовые брунсли посыпать корицей (четверть ч. ложки). Подавать с чаем или кофе.

Владимир Креславский

Источник: 'На Здоровье! Просто, вкусно, полезно!'



Подписывайтесь на «Кулину» в Яндекс.Дзене и Telegram





 Версия для печати








Салат "Морковка"
 
Лучшие рецепты с фото с доставкой
Подписаться