Курица кавалерист-девицы


Надежда Андреевна Дурова в свои восемьдесят лет, на удивление домочадцев, еще могла наколоть дров, собственноручно растопить баню и париться столь долго, что молодой и справный мужик от такого жара давно бы дух испустил. Да, был еще порох в пороховницах у бывшей кавалерист-девицы! Правда, сама она времена бурной молодости и военных баталий вспоминала с неохотой.
- Дура была, - со свойственной ей прямолинейностью говорила Надежда Андреевна. Молодые они на то и молодые, что не головой, а сердцем думают. А для бабы что главное? Семья, уют да внуки-правнуки на старости лет вокруг. При этих словах она обычно отворачивалась и незаметно смахивала старческую слезу. Оставив когда-то мужа и малолетнего сына, Дурова и подумать не могла, что спустя годы будет жалеть об этом. Теперь же каждый день казался ей длинным и бессмысленным.
Печальные мысли стали посещать первую в России женщину-офицера далеко не сразу. Даже тогда, когда в чине штабс-ротмистра в 1816 году она вышла в отставку и сын наотрез отказался от встречи с матерью, Надежде Андреевне казалось, что с годами он оценит патриотический порыв, ради которого она пожертвовала ее семейным счастьем. Однако годы шли, ничего не менялось, и она поселилась в Елабуге у брата, но своею в этом семействе так и не стала. Литературные экзерсисы - благо, Господь талантом не обделил - приносили удовлетворение только поначалу, а скучная жизнь никому ненужной, хотя и героической тетки с каждым днем укрепляла в мысли, что прожита-то эта жизнь зазря.
Характер Надежды Андреевны, и от природы не мягкий, становился все круче. Она переселилась во флигель, без конца ссорилась с прислугой и так часто меняла ее, что в небольшой Елабуге охотников для ухода за ней уже не находилось. Лишь внучатая племянница Степанида иногда навещала старуху, но не столько для того, чтобы составить компанию, сколько чтобы убедиться, что та еще жива.
Осенним вечером 1864 года сияющая Стеша вбежала во флигель и заверещала:
- Едет! Едет! Депешу две недели как отправили, а она только что дошла! Завтра будет!
- Да кто будет-то?! - Надежда Андреевна опешила от неожиданности.
- Я никого не жду.
- Внук ваш прибывает, тетенька! Коленька!
Дурова сама не заметила, как открыла рот и обомлела от удивительного известия. А Степанида не унималась: - Радость-то какая! Я уже распорядилась, чтобы к ужину что-нибудь особенное испекли! Вы ведь не говорили, а мы всегда знали, что вы, может быть, потому так долго и живете, что с внуками повидаться хотите!
- Дура! Долго я живу потому, что много чужих жизней укоротила. Вот Господь и гневается, - в своей обычной манере заметила старуха. Но увидела, как дрогнули уголки губ у девушки, и, смягчившись, продолжила: - А за пироги спасибо, услужила. Теперь иди. Мне отдохнуть надо.

Но заснуть этой ночью старухе не удалось. Она ворочалась, переворачивала подушку и пыталась представить, какой он, ее внук. За долгие годы Надежда Андреевна смирилась со своим одиночеством, и предстоящая встреча сильно взбудоражила ее. На следующий день, заглянув к тетке, Степанида застала ее за странным занятием: Дурова на кухне потрошила курицу. Руки дрожали, не слушались, и перья летали повсюду. Племянница пришла в ужас:
- Зачем это вы, тетушка?! Надо было сказать, я бы подослала кухарку!
- Помолчи. Курицу я всегда готовлю сама, и знаешь почему?
Надежда Андреевна не отличалась болтливостью и мало рассказывала о себе, поэтому Степаниде выпала редкая возможность услышать интересную историю.

На какое-то время Дурова отвлеклась от готовки, выпрямила спину и потерла тыльной стороной руки взмокший лоб.
- Ты, наверное, знаешь, не люблю я дуэли. Лишить жизни супостата, посягнувшего на Отечество, это правое дело. И совсем другое - вершить суд, вообразив, что человек оскорбил тебя, а не унизил прежде всего себя самого перед лицом Господа. Но знай, такою умною я стала не сразу. По молодости мне даже нравилось наблюдать за мужскими играми. Случай этот произошел, когда я служила ординарцем у светлейшего князя Михаила Илларионовича Кутузова, а при штабе всегда хватало разных и не всегда достойных людей.
Так вот, стояли мы тогда в Витебске. Как-то ранним утром в избу, где я квартировала, явился поручик Руднев, человек пустой, но не злобливый. Он был расстроен и сказал, что князь Куракин оскорбил его, и теперь все решит дуэль. Хорошо хоть, договорились не ранить в голову и драться до первой крови.
Кутузов не одобрял дуэли, посему, чтобы избежать огласки, поединок должен был состояться на заднем дворе моей избы, более укромного места не нашлось. Когда прозвучала команда, противники, видимо боясь оружия больше, чем друг друга, склонились почти до самой земли и, вытянув вперед руки со шпагами, сближаться, беспорядочно размахивая с ем. И тут... - Дурова сделала многозначную паузу, - откуда ни возьмись, меж них явился всклокоченный хозяйский петух!
Он заметался из стороны в сторону заревел от ужаса, сам наскочил на острие шпаги оскорбленного поручика. Кровь петуха брызгнула в лицо князя, и тот от одного ее вида упал без чувств. Условие дуэли было соблюдено, и чтобы поднять настроение горе-воякам, я с венноручно приготовила петуха-миротворца на обед. Степанида слушала, боясь прервать неожиданно разговорившуюся тетку. И все же не утерпела.
- Наверное, именно такого петуха вы решили приготовить сегодня для внука?
- Господь с тобой! Курицу, дорогая, курицу. У петуха мясо жесткое, и вряд ли кому-нибудь придется по вкусу. Но рецепт все тот же, придуманный мною в Витебске после карикатурной дуэли. А теперь помоги мне: принесика из погреба масла, сметаны да грибочков маринованных... В тот раз Николенька до бабки так и не доехал. Но рецепт кавалерист-девицы сохранился до наших дней.

Курица кавалерист-девицы

  • курица потрошеная 1,2-1,5кг
  • сметана 0,5 стакана
  • сливочное масло 3 ст. л.
  • соль и специи по вкусу
  • для фарша:
  • морковь 2 шт.
  • маринованные грибы 0,5 кг
  • панировочные сухари 1 стакан
  • сливки 0,5 стакана

Курицу вымыть, обсушить, натереть солью, обмазать сметаной и отложить на тарелку. Морковь очистить, натереть на мелкой терке, добавить сухари, сливки, специи, мелко порубленные грибы и все перемешать. Нафаршировать курицу приготовленной начинкой, зашить и положить на противень с растопленным маслом спинкой вниз. Поставить в разогретую духовку (250 градусов) на 45-50 минут и периодически поливать выделяющимся соком. Готовую курицу освободить от ниток и фарша и подавать к столу.


Владимир Креславский
Источник: 'На Здоровье! Просто, вкусно, полезно!'



Подписывайтесь на «Кулину» в Яндекс.Дзене и Telegram





 Версия для печати








Блины тонкие
 
Лучшие рецепты с фото с доставкой
Подписаться