Личный кабинет:
   
 Забыли пароль? Регистрация

Страшная семейная тайна Аксаковых


6401

В 1799 году семья Аксаковых переехала из Уфы на постоянное жительство в имение Ново-Аксаково Бугурусланского уезда. Расставание с прежним местом обитания было тягостным: ведь уфимский дом Аксаковых славился на весь край - большой, уютный, хлебосольный, открытый не только для близких и гостей, но и для всех, кто нуждался в крове или куске хлеба. Как, к примеру, Горбушка Катерина, 'калмычка, купленная некогда моим покойным дедушкой и после его смерти отпущенная на волю. Мать держала ее у себя в девичьей, одевала и кормила так, из сожаления. Горбушка под именем княжны Катерины прожила в нашем доме до глубокой старости', - вспоминал Сергей Аксаков.
...События, о которых мы хотим рассказать, происходили пятью годами ранее 'великого переселения'. Еще была жива Вера Ивановна Зубова, бабушка знаменитого русского писателя Сергея Тимофеевича Аксакова.

- Вера Ивановна, голубушка, желаю здравствовать! - умильно произнес секунд-майор Сергей Аничков, наклоняясь к ручке хозяйки дома.
- Ну-ну, Сережа, брось этот политес! Я ведь из купеческого сословия, у нас в нравах родственная простота соблюдается. Дайка я тебя поцелую! - отвечала Вера Ивановна.
- Однако в вашем характере, матушка, и фельдмаршал сильно чувствуется! - засмеялся Тимофей Степанович, наблюдавший эту сцену.
- Не зря ваша бабушка была женою внучатого племянника князя Голенищева-Кутузова!
- Что ты, какая я княжна! - отмахнулась Вера Ивановна, - вот наша Катерина - княжна. Погляди, какая стать, какая...
- ...прыть! - подсказал сын, глядя, как, переваливаясь, словно уточка, торопливо приближается Горбушка.
- Матушка-благодетельница Вера Ивановна! - возопила та, - я важный документ нашла! Важнеющий!
Барыня нахмурилась: она знала, что, выучившись читать всего несколько лет назад, Катерина многие часы проводила в семейной библиотеке, глотая подряд и старинные фолианты, и последние выпуски столичных журналов. Недели две назад она добралась до шкафа, плотно набитого какими-то древними манускриптами. Неужто Катерина докопалась до семейных реликвий?!
- Тимоша, сходи-ка взгляни на папиру, найденную этой любознательной дамой! Может, и впрямь нечто стоящее... Тимофей Степанович, быстро смекнув, что матушка не желает разглашения содержания 'важного документа' при посторонних, подхватил 'княжну' под локоток и увлек в сторонку...

Волнуясь, Вера Ивановна ходила по комнате. Резко повернувшись, она сшибла краем нарядной персидской шали витой канделябр и напустилась на сына:
- Ты, соколик, улыбочку-то укороти! Смешливы, я смотрю, все нынче стали! Грех над матерью куражиться, которая тебя вспоила, вскормила... Ну что там за документ?
Но Тимофей Степанович продолжал загадочно улыбаться:
- Не могу я вам, маменька, ничего открыть! Секрет сей вельми важный, государственный! Сперва я должен господину губернатору рассказать, генерал-поручику Якоби! Он вечером к нам обещался - во время ужина все и разъяснится. А нынче не могу, и не просите.
- Вот наказание! - в сердцах крикнула Вера Ивановна и, не глядя на сына, вышла из комнаты.
Тимофей Степанович потер руки и поспешил вниз, на кухню, где его поджидал повар Васильков. Оба собеседника вели себя как-то подозрительно, как заговорщики: то хитро посмеивались, то озабоченно хмурили брови, то начинали спорить. Пару раз даже голоса повысили:
- Креветки у нас только мороженые, не годятся! - кричал Васильков, - мосье Ланжерон скажет 'фуй!' и обедать у вас откажется! А на мне хула будет!
- А я говорю: и мороженые будут хороши, если сделаешь, как велю! - отрезал Аксаков. - Все, иди, и чтоб все было - ух! Удивим! Ведь удивим? - толкнул он повара в бок.
- Еще как... - прищурился тот.

В парадной зале стол ломился от многочисленных яств. Степан Михайлович Аксаков, муж Веры Ивановны, дед будущего писателя, не стал дожидаться ужина и крепко угостился у себя в кабинете любимыми блюдами: сычугом, красной частью жареного свиного хребта и зеленой ржаной кашей, запивая это добро домашней анисовой водкой. Выходить не хотелось: кабы не губернатор - и не вышел бы, прилег да заснул! Но делать нечего, пришлось приодеться и встречать именитых гостей. Потешив аппетит отменными закусками, граф Ланжерон откинулся на спинку стула и, промокнув губы салфеткой, обратился к сидящему рядом Тимофею Степановичу:
- Всегда у вас угощенье великолепное, сударь, все с большим вкусом и талантом приготовлено. И кажется, даже с учетом новейших кулинарных веяний?
- Увы, - в притворной печали закатил глаза Аксаков-младший, - сегодня того... скорее с учетом старейших кулинарных веяний.
- Не может быть!
Прислушавшись к разговору, Аксаков-старший, настроение которого и так было дурным, взревел с негодованием:
- Да ты что, Тимофей, в могилу меня хочешь свести?! Позором покрыть?! Не мог постараться для таких людей?..
Сидящая рядом Вера Ивановна побледнела и с упреком взглянула на сына.
- Погодите, батюшка. Господа, прошу минуту внимания!.. Сейчас я открою вам... семейную тайну! - угрожающим голосом произнес Тимофей Степанович.

Разговор за столом затих. Генерал-поручик Якоби и граф Ланжерон переглянулись: видно, дело пахнет скандалом. Может, бог с ним, с ужином, не лучше ли удалиться от греха подале?.. Но любопытство взяло верх, и оба с интересом уставились на оратора. Родители Тимофея Степановича кипели негодованием: выносить сор из избы при чужих людях? Неслыханная дерзость и неуважение! А тот с невозмутимым видом продолжал:
- Итак, сегодня нашим добрым другом, княжною Катериной, были проведены грандиозные архивные разыскания, в ходе коих был извлечен уникальный документ! Вот он!
- Не надо, Тимоша! - охнула Вера Ивановна. - Гаврила, подавай горячее первое! - обратилась она к дворецкому.
- Правильно! Подавай, Гаврила! - неожиданно поддержал ее Аксаков-младший. - Именно в этом горячем и кроется наша семейная тайна! 'Наверное, выпил лишку, вот и болтает невесть что', - мелькнуло у присутствующих.
- Вы, должно быть, полагаете, что я с ума сошел или напился? - тут же прозорливо осведомился оратор. - АН нет. Ведь папира, найденная Катериной, содержала в себе... старинный семейный рецепт приготовления подлинной аксаковской ботвиньи! В честь находчивой изыскательницы предлагаю отныне называть ее катерининской. А какова она на вкус - вы сейчас отведаете. Лакеи в белых перчатках внесли золоченые супницы.

Первыми откушали губернатор и граф Ланжерон, затем попробовал Степан Михайлович. Их лица выражали полный восторг! Тогда уж и все остальные взялись за ложки, возбужденно обсуждая достоинства блюда.
- Ах, Тимоша, - погрозила пальцем сыну Вера Ивановна, - удивил! Правда, сначала все нервы истрепал, да уж прощаю! Вкусно, соколик, что тут говорить, очень вкусно...
- И есть совсем не хотелось! - воскликнул Аксаков-старший, с завидным проворством опустошивший две тарелки с чудесной ботвиньей.
- А никак не наслажусь эдакой вкуснятиной!
- Да-а-а... - протянул граф Ланжерон, глаза которого масляно сияли, - о ботвинье, приготовленной с дарами моря, я прежде даже не слыхивал! Это божественно! Одного не могу понять: как вы смогли доставить в такую даль свежие креветки?!
- А это - еще одна страшная семейная тайна! - захохотал Тимофей Степанович.
Дождавшись, когда гости снова увлеклись едой, он наполнил бокал французским шампанским и, пробравшись на кухню, молча поставил перед поваром. Васильков понял: сюрприз удался на славу!

Катерининская ботвинья

  • (на 4-6 порций)
  • филе рыбы жирных сортов (осетрина, семга) 700 г
  • ботва молодой свеклы 150 г
  • крапива 100 г
  • щавель 100 г
  • корень хрена тертый 1 ч. л.
  • яйца вареные 3 шт.
  • зеленый лук измельченный 1 стакан
  • огурцы 4 шт.
  • очищенные вареные креветки 1 стакан
  • укроп 1 пучок
  • хлебный квас 0,5 л
  • яблочный квас 0,5 л
  • соль, перец, мед по вкусу

Рыбное филе вымыть, обсушить, круг нарезать, положить в кастрюлю, залить лодной водой (1,5 л), посолить, поперчи добавить вымытый укроп и варить 25 минут. Готовую рыбу вынуть и остудить. Ботву, крапиву, щавель тщательно промыть, от варить в отдельной кастрюле и откинуть на дуршлаг. Полученную массу протереть через сито в супницу, предназначенную для ботвиньи. Яйца и огурцы очистить, нарезанные кубиками и добавить в супницу вместе с зеленым луком и тертым хреном. Влить предварительно охлажденные квасы, если нужно, добавить специи, мед и перемешать. Рыбу нарезать тонкими ломтиками и выложить горкой на отдельное блюдо, а вокруг поместить вареные креветки. Готовую ботвинью разлить по тарелкам, добавляя в каждую порцию морепродукты.


Наталья Сегень
Источник: 'На Здоровье! Просто, вкусно, полезно!'



Подписывайтесь на «Кулину» в Яндекс.Дзене и Telegram




Отзывы
 
Ваше имя:

Оставить отзыв:
E-mail:

Анна  01.03.2011 в 18:43
Зубова - бабушка Аксакова по матери, умерла задолго до замужества собственной дочери. Поэтому никак не могла вести беседы со своим зятем. Я Аксаков Степан был отцом отца Аксакова и никак не мог приходиться Зубовой мужем. И охота такую чушь писать ради каких-то дурацких щей?



 Версия для печати






 
Лучшие рецепты с фото с доставкой
Подписаться