Личный кабинет:
   
 Забыли пароль? Регистрация

Страна непуганных устриц


1261

Думать, что все французы питаются исключительно по-французски, так же нелепо, как считать, что в России предпочитают щи, заедая их только что выпеченными блинами с икрой. Настоящая французская кухня многограннее лягушачьих лапок, непременного лукового супа и извечных соусов.

Не знаю, какие вкусовые впечатления от Франции привозят туристы, которых организованно кормят в ресторанах отелей и околомузейных кафе. Возможно, там действительно отдают предпочтение классической кухне (во Франции ее называют изысканной). Хотя в кафе на цокольном этаже Версаля предлагают лишь бутерброды и салаты промышленного изготовления. Мы с женой путешествовали сами по себе и больше узнали о кулинарных предпочтениях разных уголков Франции (такую кухню называют региональной). Вдоволь наелись домашней общепринятой здесь едой.

Итальянцы, когда хотят поддеть французов, говорят, что даже при королевском дворе в Париже ели дрянь, пока Мария Медичи не привезла во Францию итальянских поваров. Действительно ли местная кухня такая уж французская? Кто знает. Но то, что к еде тут относятся по-особому, скажем, не по-московски, это наверняка. Уже в восемь вечера все продуктовые магазины Парижа закрываются, а в десять нас галантно просят из небольшого ресторанчика. Мы с женой только собирались заказать еще по порции цыплят в вине и шоколадный мусс. Большинство парижских ресторанов, за исключением пары-тройки в Латинском квартале, тоже завершают работу. Как пошутила моя жена, хочется в глазах мировой общественности слыть самой красивой и изящной нацией - нечего искушать себя едой при лунном свете.
Между 15 и 19 часами большинство ресторанов закрываются на обед. А в дни национальных праздников еды и вовсе не сыскать. Закрыто все! Остается одно - голодными глазами рассматривать витрины ресторанов. Пока мы занимались этим, заметили в стене одного из ресторанов на Монмартре небольшой водопроводный кран с табличкой 'Собачий бар'. Предполагается, что пока хозяин отдыхает в ресторане, собака оттягивается у собственной барной стойки, хотя увидеть в Париже собак, способных воспользоваться этой услугой, нам не довелось. В основном попадались собаки-малютки, которых носят на руках: такие до личного бара не дотянутся.

Невольно ловлю себя на мысли, что кулинарные ассоциации посещают меня даже там, где на первый взгляд они неуместны. К примеру, в средневековом замке Сюлли-сюр-Луар. Он впечатляет необычной конструкцией крыши, которую скрепляет сложная система балок. Когда находишься прямо под ними в большом зале, кажется, что попал в ребристое чрево гигантского кита. Поддержал эту гастрономическую иллюзию и рассказ экскурсовода, поведавшего о кулинарных предпочтениях средневековых французов. А уж как поразилась моя жена, большая поклонница французской кухни! Она-то по наивности полагала, что местные яства - верх изысканности и роскоши. В действительности оказалось, что французская кухня произрастает из смеси нищеты и высокомерия.
От нищеты - пристрастие к морепродуктам, которые можно собирать и руками вылавливать на побережье. Когда в час отлива мы лазили по розовым гранитным валунам в Перро-Гиреке (на севере Франции), они были усеяны ракушками. А прибрежные воды кишат устрицами. Бери и вари. Французы так и поступают.

К блюдам из улиток мы быстро привыкли. Вкусная же жизнь была у французских нищих. Однако средневековые французские синьоры, как рассказал нам экскурсовод, отличались высокомерием и считали ниже своего достоинства есть пищу простолюдинов. Морепродуктам и овощам во французских замках объявили войну, а свои желудки феодалы набивали исключительно мясом и дичью. Но есть их ежедневно - большое испытание! Через неделю мясной диеты вкус притупляется, и далее источающая дивный аромат запеченная грудинка кажется безвкусной.
Чтобы возбудить аппетит высокопо-ставленных гордецов, повара от души сдабривали кушанья специями. Хитроумные восточные купцы, зная это, так взвинчивали цепы на специи, что запас приправ на пару-тройку пиршеств в денежном эквиваленте приравнивался к стоимости небольшого владения. Впрочем, и сами французские повара не уступали заезжим купцам в хитрости. Они придумали, как приобщить знать к овощам. Перетирали их и подавали в виде подливок. Непонятное месиво ассоциировалось с чем угодно, но никак не с овощами. Оттуда и пошел неотъемлемый атрибут современной французской кухни - соус. Отголоски мясного бума заметны в меню любого французского ресторана. Пот-о-фё (тушеное мясо с овощами), говядина по-бургундски, поджаренные в сухарях до легкой хрустящей корочки свиные ножки, телячьи почки в соусе из сметаны и трав, брессанский петушок в горшочке.
Мясная тема продолжилась в городе Невер, где мы остановились в небольшом пансионе. Его хозяин, весельчак и балагур, потчуя нас домашней колбасой, поведал такую историю. Любовь к мясу в средние века была так велика, что местные феодалы запрещали держать молочные породы коров. До сих пор в стадах - две трети мясных коров-альбиносов. Их мясо - самое нежное. Когда видишь этих белоснежных вальяжных красавиц (вокруг игрушечные поля, чистенькие домики, аккуратные живые изгороди), так и подмывает взглянуть, нет ли у коров педикюра. Молока эти коровы практически не дают.

Обычного молока во Франции мы так н не нашли. И как только при такой нелюбви к нему Франция умудрилась стать страной сыров! При одном воспоминании о лотарингском пироге киш-лорен с начинкой из сыра и шпига у нас текут слюнки. Хотя к чему во Франции молоко, если тут вино течет рекой. Винные погребки расположились в гротах скал, что тянутся вдоль Лауры, а в небольших отелях ресепшн совмещен с барной стойкой. Раздолье и в некоторых супермаркетах, торгующих вином на разлив. Бесплатно дегустируй, сколько влезет. Интересно, что при таком обилии вина пьяных во Франции немного. Впрочем, французы пили веками и стали стойкими. Об этом нам поведали в замке Монтрей-Беллей, когда-то принадлежащем монахам из ордена картезианцев. Каждого желающего вступить в этот орден приглашали в подвал замка, где обильно кормили и поили. Если после всех возлияний соискатель самостоятельно поднимался по узкой каменной лестнице, не запачкав одежду о стены, он считался достойным принятия в картезианцы. Нас бы в монахи не приняли: поднявшись по винтовой лестнице, мы перемазались в побелке. И это на трезвую голову!

При этом мне показалось, что для французов важна атмосфера алкогольных вечеринок. В одном ресторане мы наблюдали такую картину. За соседним столом чинно обедало французское семейство. Вдруг в ресторан ввалилась шумная группа американских туристов, оккупировав половину заведения. Французы с удивлением смотрели на них. А когда американцы, взяв по бокалу белого и красного вина, начали прихлебывать то из одного, то из другого, французы встали и молча пошли к выходу. После этого, не желая невольно обидеть французов незнанием винного этикета, вино в ресторанах мы почти не заказывали. Зато на вечер покупали бутылочку и распивали ее в отеле. Самое ходовое вино тут дешевле пепси-колы, а самое дорогое стоит 15-30 евро за бутылку. Нужно ли удивляться, что символом Франции для нас стал штопор. Сейчас передо мной лежит подарочный штопор в виде Эйфелевой башни. Гляжу на него, и опять хочется во Францию.

Андрей Львов
Источник: 'Вкусный Журнал'



Подписывайтесь на «Кулину» в Яндекс.Дзене и Telegram




Отзывы
 
Ваше имя:

Оставить отзыв:
E-mail:




 Версия для печати






 
Лучшие рецепты с фото с доставкой
Подписаться